Эта молодежь делает переход от «каменных джунглей» к природе - ИНТЕРВЬЮ

Эта молодежь делает переход от «каменных джунглей» к природе - ИНТЕРВЬЮ
12:16 12-07-2019 | icon 23

Одним из концептов молодежного отдыха в нашем городе стал проект «Кечид» (Переход). Ребята пропагандируют отдых на природе в компании единомышленников, устраивая при этом интересные мероприятия.

В интервью milletinsesi.info организаторы проекта Араз Гаджиев и Мурад Набиев рассказали о своей идее и сложностях, которые приходится преодолевать.   

Араз Гаджиев, 28 лет, занимается любительским альпинизмом и скалолазанием. Любит природу, в том числе природу человека. Считает, что человек - это часть природы.

Мурад Набиев, 30 лет, ландшафтный дизайнер, руководит «Арт-гарденом» в Гяндже, любит путешествовать по миру. Считает, что все проблемы общества можно решить путем коммуникации.

- В чем основной принцип «Кечид»? Почему такое название?

Араз: «Кечид» - это переход от города к природе. Расскажу немного о нашем пути. На лого «Кечида», если вы обратили внимание, зеленый и черный цвета. Зеленый символизирует природу: мы все из нее вышли и являемся ее частью.

Черный же цвет - это андерграунд. Его представляют люди, которые боятся выходить на свет, в общество, боятся быть непонятыми и невоспринятыми. А у нас им нечего бояться. И получается интересный симбиоз зеленого и черного цветов жизни.

Мурад: Мы открыли этот проект 14 ноября. Делаем это в первую очередь для себя и для таких же, как мы.

Стараемся все свои мероприятия проводить на открытом воздухе, выезжать на природу. «Каменные джунгли», которыми является любой большой город, еще не успели захватить это пространство. Это места, где все могут чувствовать себя счастливыми. Деревья, горы, реки и камни - это колыбель человеческой жизни. И когда происходит этот «переход», люди творческие, да и не только, открывают для себя новые грани.

- Расскажите, пожалуйста, о своем видении молодежного отдыха. В чем его отличие?

Араз: Мы живем в такое время, когда любой шаг за порог своего дома несет обязательные материальные расходы, то есть у тебя должен быть определенный бюджет. Отдых без бюджета, тем более в Баку - это достаточно сложная задача. 

Мурад: В городе действительно мало мест, где молодежь могла бы провести свое время, не тратя при этом больших денег. Но наш отдых - это еще и своеобразная социальная сеть. Люди знакомятся тут, обмениваются контактами, делятся своим видением мира. Без коммуникации наш мир обречен на прогрессирование агрессии. А это не есть хорошо.

- Какая предтеча была у данного проекта?

Араз: До «Кечида» у нас был проект «Чыхыш». «Чыхыш» был концептом городской коммуны. У нас была своя жилая площадь. На территории в 170 кв. м разместились арт-пространство и театральная сцена. Мы были одной семьей, жили вместе, питались вместе, также вместе отдыхали и занимались искусством. Мы были открыты для друзей, и поэтому число жителей коммуны постоянно варьировалось. На этой территории у нас была своя мастерская для художников: здесь они могли проявлять себя вне рамок, не ограничивать себя какими-то постулатами, включать фантазию по полной.

К нам приходили музыканты, которые устраивали по вечерам джем-сейшен. Там же внутри было маленькое кафе, где была исключительно вегетарианская еда. Нашей целью было объединить людей искусства, у которых нет постоянного места работы. Это очень тонкая категория людей, которым тоже нужно где-то отдыхать, общаться и работать. Мы проработали там восемь месяцев, но, к сожалению, были вынуждены закрыться из-за жалоб соседей: они, увы, не хотели понимать, чем мы занимаемся.

Мурад: Наши проекты делаются для молодежи, чтобы она могла достойно отдохнуть. Не у всех же есть богатые родители, чтоб сорить деньгами. На самом деле человеку немного и нужно в жизни. Мы в какой-то степени проповедуем минимализм. Когда есть альтернатива, общество становится более здоровым.

- Идея молодежного арт-пространства не нова. Есть ли у вас коммуникации с аналогичными проектами, например с Yarat?

Араз: Мы поддерживаем Yarat, знаем о важной работе, которую они проводят. Но между нами есть и разница: в Yarat в основном входят люди, уже признанные в мире искусства, у нас же больше андерграунда.

- А что за противостояние было в старом молоканском храме?

Араз: Там работали наши друзья, устроившие своеобразный киноклуб «Салам синема». Они вдохнули жизнь в старый, полуразрушенный храм, и это тоже относится к развитию общества. Это было публичное пространство, характеризующееся модным в мире искусства словом public space. Здесь демонстрировались фильмы и проходило их непринужденное обсуждение, где каждый мог высказать свои мысли.

Но пришли люди, которые решили разогнать эту мирную молодежь.

Мурад: В Гяндже у нас есть «Арт-гарден», куда приходят люди разных возрастов. Там мы обучаем игре на различных музыкальных инструментах. На днях вот к нам приезжали дети, и мы провели с ними интересное мероприятие.

К нам приходят не только молодые, но и люди старшего поколения. Таким образом стирается недостаток взаимопонимания между поколениями. Коммуникация решает многие проблемы.

Я часто бываю в Европе и общаюсь с местным населением. Там большинство людей свободны от предрассудков, поскольку с детства растут в таком ключе. Они занимаются тем, чем хотят: катаются на скейте, поднимаются в горы, ездят с благотворительными миссиями по всему миру, и никто им ничего не запрещает.

У нас же с детства людей учат бороться за материальные блага. Но, возможно, кто-то хочет тратить свою энергию не на борьбу, а, скажем, на творчество или благотворительность. Ведь люди разные и желания у них разные.

Ну вот, например, как-то к нам забрела раненая кошка, и одна из девушек предложила открыть в нашем пространстве уголок для бездомных животных. Теперь нам приносят еду для наших питомцев. Разве это плохо?

- Вернемся к «Кечиду». Какие мероприятия у вас уже были, может, запомнились интересные моменты?

Араз: Мероприятий уже было несколько, рассказать обо всем не позволит формат интервью. Когда выезжаешь на природу, это всегда интересно. 

У нас есть друзья из клуба альпинистов «Эверест». Вместе с ними организовали восхождение на гору Фит. Очень интересный был поход, в котором мы поменяли несколько видов транспорта: сначала был автобус из города, потом в кузове грузовика ехали по горным дорогам, а последний отрезок пути пришлось преодолевать пешком. Поднявшись на пик, мы разожгли костер, поделились пищей и энергией восхождения. После тем же маршрутом мы вернулись в Баку. Но такие восхождения требуют небольшой подготовки, и мы с удовольствием делимся своим опытом.

Мурад: Араз, например, может просто сказать: «Поехали!». И мы поедем куда-то в горы, совершенно не зная, что нас ждет впереди. Но на запланированных мероприятиях, конечно, все обговаривается заранее. 

- Вы как-то пропагандируете свой образ жизни? Не возникает ли тут конфликт интересов?

Араз: У нас нет цели навязывать кому-то свою идеологию. Мы всего лишь создаем возможность проявить себя тому, кто в этом нуждается.

Мурад: В нашем обществе ездить на «Галендвагене» за хлебом - это нормально. Но были случаи, когда мы брали с собой таких вот молодых людей. Там, в горах, они меняются - природа сама меняет человека, она показывает, что без многого на свете можно спокойно обойтись. Наша задача лишь показать этот путь, а как решит для себя конкретный человек, то его личное дело.

- А много ли людей собирается на ваши мероприятия?

Араз: На наших «переходах» к природе собирается немало людей. В Исмаиллы, например, было более 100 человек, на открытии пляжного сезона в Новханах - более 300. То есть можно сказать, что наши ряды растут. Люди видят, что можно комфортно отдохнуть и с минимальным бюджетом.

- А как обстоят дела с организацией, где, например, люди ночуют?

Араз: Для тех, кому нужен комфорт, мы предоставляем жилые помещения. Ну а у кого потребности не очень велики, ночуют в палатках, которые тоже заранее арендуются.

Вот, например, следующее наше мероприятие запланировано в Набрани. 13-15 июля мы организуем там фестиваль под открытым небом. Наш палаточный городок будет разбит всего в 100 метрах от моря. Там рядом есть и коттеджи, которые можно снять при желании.

Мурад: В Набрань к нам приедут волонтеры из Израиля, Турции, России и Грузии. Будет интересная международная тусовка. В соседних странах часто проводят такие фестивали. Так что мы стараемся перенять этот опыт.

Араз: Три дня и две ночи мы проведем там вместе: будут интересные мастер-классы, йога и арт-сессии, ярмарка безделушек ручной работы, театральные перформансы, вкусные коктейли и много музыки. Приходите, будет интересно.

- Как местные жители относятся к вашим вечеринкам? Есть ли такие, кто чинит вам препятствия?

Араз: Мы стараемся не допускать местных на наши мероприятия или же держим их под контролем. Бывали неприятные эксцессы. Например, в прошлом году в Набрани мы пустили на нашу вечеринку несколько местных, а потом они начали вести себя агрессивно, приставать к девушкам, заказывать вместо диджейских треков лезгинку и так далее. Благо у нас были секьюрити. Да мы и сами не допускаем перехода на агрессивную риторику: наша цель - отдых.

При организации мероприятий мы обязательно учитываем отдаленность от жилых массивов. Не хотим ущемлять права и свободы граждан, но и свои права мы защищаем. Все честно и справедливо. 

Намик Гасанов