Выброшенная на улицу мать: Сын проходил мимо, но... - РЕПОРТАЖ

Выброшенная на улицу мать: Сын проходил мимо, но... - РЕПОРТАЖ
19:32 09-11-2018 | icon 30

Отец готовился выдать меня замуж в 26 лет. Поначалу я не протестовала, так как мне было уже 26 лет. Но затем я узнала, что меня выдают за 63-летнего мужчину, женатого и с детьми. Что я перенесла после этого – один Бог знает.

В этот раз историей свой жизни с нами поделилась Р.И., которую многие знают в социальных сетях. Эта женщина годами жила на улице. 10 дней назад один из жителей города привел ее к председателю Общественного объединения помощи женщинам «Темиз Дунья» Мехрибан Зейналовой. 

milletinsesi.info представляет интервью с 53-летней женщиной, которую бросили побираться на улице:

Когда мы пришли в приют, именно Р.И. открыла нам дверь. Она сказала, что надеется на приход сына.

«У нас была большая семья, отец был состоятельным человеком. Но Аллах распорядился, чтобы мать родила семь дочерей подряд. Отец из-за этого всегда угрожал матери разводом. Затем родилось трое сыновей, и он немного смягчился. Дед, чтобы помочь матери, перед смертью переписал имущество на ее имя.

Но мы не смогли сделать документы на этот дом, поэтому потеряли его. После смерти деда отец стал относиться к нам безразлично. В 1996 году меня против воли выдали за 63-летнего мужчину, у которого были внуки. Тогда мне было 26 лет, и мать тоже ничего не смогла сказать. 

Если говорить точнее, то тогда меня выдали замуж из-за денег. Мой муж работал продавцом на Насиминском рынке и худо-бедно зарабатывал. У нас не было дома, жили в старом вагоне. Затем у нас родился сын.

Мы жили в ужасающих условиях, крыша протекала во время дождя. После 1997 года переехали в старую баню на улице Имрана Гасымова. В 1998 году нам сказали, что это место попадает под план и нам дадут маленький дом.

Но нам не дали ни дома, ни денег. Выбросили меня на улицу. Мой сын вырос в ужасающих условиях, а потом отправился в армию. Супруг умер в 82 года. Я уже 2-3 года живу на улице».

«Сын говорил: побирайся, приноси деньги, чтобы я смог попить чай с ребятами…»

Р. говорит, что с нетерпением ждала возвращения сына из армии. Но все случилось не так, как она ожидала:

«Вернувшись из армии, сын через 10-15 дней нашел небольшое жилище, которое мы арендовали. Один месяц он сам платил. Затем сказал: иди, работай, побирайся, но плати за аренду. Если не можешь, то уходи отсюда. После смерти мужа сын стал жестоким. Ему 22 года, может он когда-нибудь осознает свои ошибки. Но что будет со мной, один Бог знает».

«Я очень стесняюсь, что меня считают уличной женщиной…»

Два года Р. прожила под елью в парке Кероглу. Она словно до сих пор ощущает тот холод. Женщина говорит, что 2 года жила на улице впроголодь, но никогда не просила ни у кого милостыню:

«Я спала в парке Кероглу между двумя елями. Там клали черствый хлеб, и я мочила его под дождем, чтобы он смягчился. У меня нет зубов, ничего твердого я не могу есть.

Поблизости было кафе. Иногда владелец кафе приносил мне объедки или угощал стаканчиком чая. 5-10 минут я сидела в углу в кафе и отогревалась. Затем возвращалась под деревья.

Никто не хотел подходить ко мне. Прохожие делали круг, чтобы обойти меня, боясь, что от меня плохо пахнет. Я никогда не была грязнулей, и это на меня так плохо действовало, что зимой в одежде я влезала в бассейн, чтобы помыться. Затем обсушивалась под холодным ветром. 

Может быть эта тяжелая жизнь и человеческая жестокость превратили меня в такой вид. Я прошу Аллаха, что если он подвергает меня испытаниям, то пусть хранит сам».

«Уличные собаки защищали меня от людей»


Какие-то негодяи, воспользовавшись беспомощностью Р., украли ее документы и деньги, которые дали ей прохожие.

«Когда я засыпала, мне подкладывали кусок хлеба, недоеденный донер, недопитую воду. Иногда 3-5 манатов денег. Иногда я обнаруживала пропажу этих вещей, но от страха не выясняла, кто меня обокрал. Забирали те деньги, которые мне подавали.

Я всегда делилась едой с собаками, может быть поэтому они всегда собирались вокруг меня, словно охраняли. Я увидела в этих бессловесных тварях то, чего ожидала от других людей».

«Бывало, что я целыми днями ела только песок…»

Р. неохотно рассказывала о сыне. Может быть материнский инстинкт не позволял ей сказать, сколько зла он ей содеял, может быть она хотела забыть, что ее бросили:

«Бывало, что сын с друзьями проходил мимо меня. Я узнавала его по голосу, но не смотрела на него. Вы не поверите, но иногда я прямо тряслась от голода, но не могла заставить себя просить милостыню. Мочила песок и ела. 

Люди выбрасывали маленькие бумажные стаканчики с чаем, я ставила их под дождем и пила как воду. Таким образом я смогла выжить два этих года. 

«Когда я жила на улице, была пара человек, которые иногда приносили мне еду. Я говорила им, что я не воровка, не проститутка. Я – брошенная мать. Предлагала им убираться у них в доме, смотреть за детьми, даже за домашними животными в обмен на кусок хлеба и на теплую одежду.

Но никто не приглашал меня домой. Я их понимаю. 

Сюда (в приют) меня привели 10 дней назад. Дали чистую одежду, привели в порядок. Сейчас я хочу немного прийти в себя и найти работу».

Р. говорит, что умеет ткать ковры и хочет таким образом зарабатывать себе на жизнь: 

«Я владею ткацким мастерством. Умею ткать ковры. Сказала об этом Мехрибан ханум, и она пообещала найти мне работу. Я жду. Вкус песка пока не выветрился из моей памяти».

То, что женщине в нашей стране пришлось жить в таких условиях – очень печально. Еще печальнее то, что сын так относится к своей матери. Действительно, наш мир - не подходящее место для самопожертвования.

Кенуль Джафарли
ФОТО: Рамиль Зейналов