Главный глобальный противник США не Тегеран, а Пекин - эксперт

Главный глобальный противник США не Тегеран, а Пекин - эксперт
10:08 05-08-2019 | icon 123

Интервью milletinsesi.info с независимым экспертом Дмитрием Верхотуровым.

- Продолжается противостояние Вашингтона и Тегерана вокруг нефтеперевозок водным транспортом по Ормузскому проливу. Можно ли предположить, что пик напряженности в этом вопросе остался позади? Что Дональд Трамп не рискнет разжечь долгосрочные или краткосрочные боевые действия с Тегераном в преддверии очередных президентских выборов в США? Или вооруженный конфликт все же неизбежен?

- Чтобы понять, чего именно США добиваются в Ормузском проливе, надо иметь некоторое представление о военно-политической стратегии Вашингтона. Американцы далеко не всегда добиваются своих целей силой оружия. Война все же занятие затратное и труднопредсказуемое. Чтобы не нести затрат и потерь, американцы часто применяют тактику давления, запугивания в расчете на то, что противник испугается и сделает то, чего от него требуют.

Такая тактика не всегда бывает результативной, и есть немало примеров, когда она не срабатывала. Но ее выгода в том, что США не расходуют на нее свой военный бюджет, свои вооружения и не несут потерь. Если не вышло, то цена неудачи минимальна.

В случае с Ираном ведется такое же давление без применения войск (и без конкретных намерений их применять в данный момент). Иран - цель второстепенная, это лишь один из источников нефти для Китая - главного глобального противника США. Получится сейчас свалить Иран давлением - хорошо, ибо Китаю от этого будет хуже. Не получится - тоже терпимо, поскольку главная схватка за морские коммуникации будет в Южно-Китайском море, к которой США и их союзники в регионе готовятся весьма интенсивно.

И я бы не стал привязывать такие вопросы к выборам в США. Ставки гораздо выше, чем выигранные выборы.

- Госсекретарь США Майк Помпео изъявил желание выступить с «лекцией» для иранского населения, находясь, непосредственно в Тегеране. Иранские же власти отказали ему во въезде в страну. Как это характеризует предпринимаемые сегодня Белым домом шаги, свидетельствует ли о силе или, наоборот, о слабости американской позиции по данному вопросу?

- Помпео - большой оригинал и любитель острых ощущений. Но он добился своего. Его целью было понять, слаб иранский режим или нет. Когда ему отказали в визе и выступлении в Тегеране, он и понял, что Иран - слаб, причем слаб именно идеологически. Можно ведь было собрать большую толпу радикалов из Корпуса стражей исламской революции и устроить во время выступления Помпео какие-нибудь события, вроде попытки взятия телестудии, в которой выступал бы госсекретарь, штурмом. Арсенал ответа на речи Помпео довольно большой.

Но иранцы отказали, чем и показали, что если они не готовы противостоять госсекретарю США словами, то вряд ли от них можно ожидать военного ответа.

- Директор Центра партнерства цивилизаций Института международных исследований МГИМО Вениамин Попов заявил о том, что пик наивысшего влияния Запада, особенно США, остался позади, что Вашингтон нигде не преуспел. «Сирия – не получилось, Корея - не получилось, Венесуэла – не получилось. То же самое их ждет с Ираном», - подчеркнул эксперт. Согласны ли вы с этой позицией?

- Эксперт, к сожалению, не понимает американской стратегии. Все эти цели - второстепенные. На них США и не собирались тратить много ресурсов и расходовать на них ценный военный ресурс. У них не получилось достичь своих целей давлением. И в Иране может не получиться. Но это не оказывает определяющего воздействия на американскую стратегию. Такие неудачи прогнозировались как возможные.

- 2 августа США официально вышли из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Одной из причин этого шага Вашингтон называет фактор Китая, который развивает свой военный потенциал, не имея никаких ограничений на ракеты средней и меньшей дальности. Каковы будут последствия выхода США из ДРСМД?

- Выходом из ДРСМД американцы готовят почву для развития сухопутного высокоточного оружия. У них есть уже морские и воздушные образцы, которые не столь трудно установить на сухопутные носители, но это запрещалось договором. Высокоточная ракета даже в неядерном оснащении - это веский аргумент в наземном наступлении, в особенности против хорошо оснащенного и подготовленного противника. В США понимают, что армии Китая или России будут гораздо сильнее, чем разбитая армия Ирака, например, и для войны с ними нужен дополнительный арсенал.

Расим Бабаев