Шериф-азербайджанец: В тебя стреляют электрошокером и бьют несколько человек

Шериф-азербайджанец: В тебя стреляют электрошокером и бьют несколько человек
19:32 08-06-2019 | icon 75

Media.az взял интервью у американского шерифа - азербайджанца Фахри Мирзагулиева.

Представляем данное интервью:

- Расскажи немного о себе. Вот ты знакомишься с кем-то, что ты о себе говоришь? 

- Спасибо за приятные слова, я тоже безумно рад, что мы знакомы. 
Все зависит от причины знакомства, от пола собеседника и много другого. Я не очень люблю много о себе рассказывать незнакомым людям. Стараюсь найти отдаленные темы. Слава Богу, словарный запас позволяет. От тебя, конечно же, у меня секретов нет.

- Расскажи как получилось, что ты так рано закончил школу?

 - Ну, тут я всем обязан своей бабушке. У меня бабушка, Аида Теймуровна, уникальный в своем роде человек. Она, будучи педагогом русского и литератуты, дает частные уроки на дому, практически, по всем предметам, от физики и до химии с математикой. Я вырос у бабушки. Когда к ней приходили ученики, мне нечего было делать, и я садился с ними за стол и слушал. Когда меня привели в первый класс, оказалось, что я линейные уравнения решаю. Во двор тоже нельзя было выйти просто так. Один час прогулки - одна басня Крылова наизусть.   

- Я знаю, что ты в детстве играл в шахматы и занимал призовые места в Азербайджане. Общаешься с кем-то из наших шахматистов?

- Знаю практически всех, включая наших элитных гроссмейстеров. С Теймуром Раджабовым и его отцом мы делили комнату на чемпионате Европы в Австрии, замечательные люди. Шахрияр Мамедьяров тоже большой умница. И он, и его сестры - все очень талантливы, а папе их вообще надо памятник поставить. По всем турнирам с ними с детства ездил, все время поддерживал, следил, чтобы занимались. Стараюсь следить за игрой Шаха по мере своих возможностей. Был еще очень сильный шахматист - покойный Вугар Гашимов. Я помню, мы ехали в автобусе с чемпионата Европы, ехали из Греции в Турцию, и внезапно по дороге у него начался эпилептический приступ. Это сейчас, после всего медицинского тренинга, который мы проходим, я знаю, что не надо пытаться остановить судороги, не надо пытаться поймать язык и т.д., а тогда все испугались. В общем внес его на руках в больницу, у самого пальцы в крови, врачи у нас его забрали, а мы с его братом остались стоять с трясущимися ногами. Я в Баку когда был, ходил к нему на могилу. Если летом прилечу, обязательно пойду. Душа - не парень. Очень жаль, что так вышло, такие люди рождаются не часто.

- Как ты оказался в Америке? 

- Я приехал как студент в 2002 году. Многое пошло совсем не так, как я расчитывал, поэтому учебу пришлось бросить и найти средства для выживания. Если сравнивать, сейчас приезжим намного легче, им даже можно получить права на вождение машины. Та же машина, учитывая расстояния в Лос-Анджелесе и проблемы с транспортом, это уже половина победы. Я помню, приходилось ехать в колледж утром, потом ехать на работу (рагружал грузовик одному перекупщику, помогал вещи продавать на блошином рынке), потом ехать на другую работу (ночью работал на заправке). Иногда по несколько дней дома не бывал. 

- Уезжая, ты думал о том, что это навсегда? 

 - Уезжая, я вообще не знал, что меня ждет. По-английски, можно сказать, не говорил. Вида на жительство тоже не было, но в душе было спокойно. Меня вообще в жизни мало, что напрягает. Главное верить в то, что делаешь. 

- Как ты попал в полицию? 

- Десять лет получал грин-карту. И, получив, стал думать, что делать дальше. Всегда хотел работать в отделе расследований в прокуратуре, а туда было два пути: один через адвокатуру, другой - через полицию. Учиться на адвоката долго и дорого, поэтому решил сначала отучиться на юриста, чтобы решить для себя - хочу ли я этим заниматься. Отучившись, я отчетливо осознал, что это не для меня. Адвокаты по полгода ковыряются в бумагах, чтобы пару часов в суде поспорить с оппозиционной стороной, я бы умер со скуки. Оставалось идти в полицию. Поэтому сел и стал изучать, кто чем занимается, какие у кого полномочия и т.д. Выбор на шерифов пал сразу. У нас самый большой департмент в мире, одна из лучших подготовок. Наши детективы летают по всему миру и обучают другие департменты, очень много разнообразных должностей - от аквалангистов и до пилотов вертолетов и т.д. 

- Насколько это сложный процесс? Как долго длится проверка, оформление? Что может послужить причиной отказа?

- Не знаю, как сейчас, я слышал правила изменились... Но раньше только 4 человека из 100 проходили проверку и попадали в академию. Надо было пройти медицинское обследование, физическую подготовку, детектор лжи и психиатра. После этого еще процентов 30 отсеивалось во время самого обучения. Наша академия, в отличии от других, основана на постоянном стрессе. Помимо огромных физических нагрузок, изучения права, в тебя стреляют электрошокером, брызгают в глаза слезоточивым газом, запускают в газовую камеру и бьют по несколько человек на протяжении 3 минут, чтобы проверить сдашься ты или будешь драться до последнего. В общем, так себе удовольствие. 

- Слушай, а не страшно быть "копом"? Тем более в таком большом городе? 

- Тут больше зависит от характера человека. Иногда встречаю людей, которые выбрали нашу опасную профессию, но характер у них для нее не подходит. Таким людям очень тяжело, у них постоянный стресс, нет настроения. Люди, которые выбрали эту профессию по нематериальным соображениям, вообще ее за работу не считают. Это скорее как одно большое приключение длиной во всю карьеру. 

- Мы все знаем об американских полицейских из фильмов, которые в детстве еще на кассетниках смотрели. Но одно дело, ловить своих, а другое, преступников совершенно иной культуры, склада ума. Или все незаконопослушные граждане для тебя одинаковы? 

- Фильмы вообще мало имеют общего с реальной жизнью. Я регулярно вижу людей, комментирующих действия полицейских, хотя они никогда в жизни гангстера не встречали, понятия не имеют, что говорит закон и т.д. Также часто слышу, что не надо было стрелять человеку в грудь, надо было ему мизинец отстрелить, которым он на курок нажимает. Каждый, кто держал в руках оружие, знает, что никто так хорошо не стреляет, независимо от того, какая у него подготовка. 

Что касается разных культур, то в Лос-Анджелесе их, наверное, больше, чем где-либо в другом месте, поэтому мы регулярно посещяем тренинги. Буквально на прошлой неделе я был на тренинге, посвященном одной из наций в Южной Америке. 

- А вот если бы ты много лет назад остался в Баку, пошел бы работать в органы? 

- Скорее всего, нет. 

- Сколько у тебя выходных и как ты их проводишь? 

- Когда как. Иногда 2 выходных, иногда 3. У нас главное в неделю 40 часов отработать, а за сколько дней ты их отработаешь - неважно. Выходные стараюсь проводить с близкими мне людьми, независимо от того, в кафе или на природе. 

- Многие эмигранты «варятся в своем соку», чаще проводят время с выходцами из СССР. С кем дружишь, общаешься ты? 

- Я часто общаюсь с коллегами по работе, но больше предпочитаю «вариться в своем соку». Во-первых, с коллегами по работе и разговоры все о работе, а это плохо влияет на нервную систему. Во-вторых, наши люди более простые, более душевные, а у меня слабость на простых душевных людей. 

- Когда ты в последний раз был в Баку? Не собираешься на Родину? 

- В последний раз был года четыре назад. Вот сейчас думаю, может, в конце лета наведаться.  

- Ты рассматриваешь в перспективе возможность какого-то проекта с Азербайджаном? Как ты это себе представляешь? 

 - Это должно быть или что-то очень грандиозное во благо страны, или очень экономически выгодное. Мы, в отличие от гражданского населения, не платим взносы в пенсионный фонд, у нас свой фонд. Поэтому, уйдя с работы, можно остаться абсолютно ни с чем. 

- Не знаю, насколько корректно задавать такой вопрос, но кем ты себя ощущаешь сегодня: американцем или азербайджанцем?

- Когда я говорю по-русски, русскоговорящие люди говорят, что у меня акцент. Когда говорю по-английски, американцы говорят, что у меня акцент. С Азербайджанским языком тоже самое. Главное, ощущать себя человеком.

- Учитывая где ты работаешь, бывает ли тебе страшно?

- Бывает, но, наверное, не в том смысле. Бывают страшные ситуации. Например, недавно у моей подружки заболел ребенок. Я вызвался помочь и прислать денег. Деньги послал с накопительного счета, в который особо не заглядываю. Спустя какое-то время оказалось, что перевод не прошел. Я написал ее приятельнице, которая меня не знала и занималась сбором средств и предложил прислать деньги еще раз. Оказалось, что они нашли спонсора, который все оплатил. До сих пор духа не хватает написать самой подруге и спросить как дела, слежу за состоянием ребенка по новостям. Вообще, у нее судьба тяжелая с детства, и хоть я не очень верующий, привык всегда надеяться на свои силы. Хочется верить, что эта жизнь - только черновик, и когда-нибудь ей воздастся за ее муки.